Фридрих Ницше
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения
Стихи: Дионисийские дифирамбы
Так говорил Заратустра
Несвоевременные размышления
Злая мудрость. Афоризмы и изречения
Странник и его тень
  §1 - §7
  §8 - §16
  §17 - §23
  §24 - §32
  §33 - §39
  §40 - §52
  §53 - §67
  §68 - §86
  §87 - §106
  §107 - §122
  §123 - §137
  §138 - §156
  §157 - §170
  §171 - §182
  §183 - §192
  §193 - §212
  §213 - §218
  §219 - §239
  §240 - §263
  §264 - §276
  §277 - §285
  §286 - §299
  §300 - §320
§321 - §340
  §341 - §350
Человеческое, слишком человеческое
По ту сторону добра и зла
К генеалогии морали
«ЕССЕ HOMO»
Антихристианин
Веселая наука
Казус Вагнер
Сумерки идолов, или как философствуют молотом
Утренняя заря, или мысль о моральных предрассудках
Рождение трагедии, или Элиннство и пессимизм
Смешанные мнения и изречения
Воля к власти
Рождение трагедии из духа музыки
Cтатьи и материалы
Ссылки
 
Фридрих Вильгельм Ницше

Странник и его тень » Параграфы §321 - §340

 

321.

Как надо опровергать. Основания веры или неверия людей в какой бы то ни было авторитет бывают очень редко достаточно тверды. Обыкновенно, чтобы потрясти веру людей, не надо вовсе стрелять из пушек, для многих достаточно для этого простых хлопушек, производящих некоторый шум. Очень тщеславные люди любят, чтобы их принимали всерьез и потому охотно сдаются, когда сделаешь вид горячего нападения.

322.

Смерть. Уверенность в смерти должна бы была примешивать к каждой жизни драгоценную благоуханную каплю легкомыслия, а вы, аптекарские души, обратили ее в противный на вкус яд, который отравляет всю жизнь.

323.

Раскаяние. He надо никогда предаваться раскаянию, но сказать себе раз навсегда: "раскаиваться, значит прибавлять к совершенной глупости еще другую". Сделал дурное, подумай о том, чтобы сделать хорошее. Если ты получаешь наказание за свои поступки, переноси его терпеливо, зная, что ты этим совершаешь добро, ты отвращаешь людей от той глупости, за которую ты наказан. Каждый наказанный злодей имеет право чувствовать себя благодетелем человечества.

324.

Как тут сделаться мыслителем? Как может кто-нибудь сделаться мыслителем, если он не проводит и трети дня без страстей, людей и книг.

325.

Лучшее целебное средство. Убавить и затем прибавить себе несколько здоровья лучшее целебное средство для больного.

326.

Лучше не касаться! Бывают ужасные люди, которые вместо того, чтобы помочь решить задачу тем, кто к ним обращается за помощью, запутывают ее и делают неразрешимой. Тому, кто не умеет верно вбить гвоздь, лучше не браться за это дело.

327.

Забытая природа. Говоря о природе, мы не упоминаем о себе, забывая, что мы все же составляем ее часть, quand meme. Следовательно, природа совсем не то, что мы представляем себе при ее имени.

328.

Глубина и скука. To, что падает в глубокие души и в глубокие колодцы, долго не доходит до дна. Зрители, обыкновенно не имеющие терпения долго ждать, считают таких людей за неподвижных, суровых или даже скучных.

329.

Когда наступает пора поклясться себе в верности. Мы часто даем ошибочное направление своей жизни, противоречащее нашим дарованиям; некоторое время мы боремся геройски с течением и в старом, в сущности же с самими собою; потом устаем, задыхаемся; совершенное нами нас не радует, мы знаем, что заплатили за успех слишком дорогой ценой, да и среди самой победы мы отчаиваемся в своей пригодности, в своей будущности... Наконец мы меняем направление, и попутный ветер надувает наши паруса и гонит нас на наш фарватер. Какое счастье! Мы чувствуем уверенность в победе! Теперь только мы узнаем, что мы за люди и чего хотим, теперь клянемся мы быть себе верными и делаем это вполне сознательно.

330.

Предсказатели погоды. Облака бывают обманчивы, направление ветров трудно определить, так как они дуют иногда очень высоко над землей, но направление легчайших и свободнейших умов верно предвозвещает наступающую погоду. Ветер в долине и повседневные толки на рынке имеют значение только для того, что было, но не для того, что будет.

331.

Постоянное ускорение. Люди, медленно начинающие дело и трудно с ним осваивающиеся, обладают иногда качеством постоянного ускорения, - так что в конце - концов нельзя определить куда их унесет течение.

332.

Тройственное благо. Величие, покой и солнечное сияние - вот три блага, которыми исчерпывается все, чего желает и требует от себя мыслитель; на них основываются его надежды и обязанности, его притязание на интеллектуальность и нравственность даже в повседневном образе жизни и в выборе местоположения для его жилища. Им соответствуют то возвышенные мысли, то успокоительные, то просветительные, и, в четвертых, - мысли, cooтветcтвyющие всем трем великим качествам и разливающие на все свое свет: это царство великой троичной радости.

333.

Что значит умереть за былое. Мы не настолько уверены в правоте наших мнений, чтобы позволить себя за них сжечь. Но зато, чтобы сметь иметь свои мнения и их переменять по нашему желанию, мы, пожалуй, готовы взойти на костер.

334.

Все ли должно иметь свою таксу. Если хочешь быть оцененным по своему достоинству, то ты, конечно, должен иметь свою таксу. Но только обыденное имеет таксу. Поэтому твое желание происходит или от разумной скромности, или от глупой заносчивости.

335.

Нравоучение для строителей домов. Надо снять леса, когда дом выстроен.

336.

Софоклеизм. Никто не подливал воды в вино больше греков! Трезвость в соединении с грацией была аристократической привилегией афинянина во времена Софокла. Подражай ему, если можешь, как в жизни, так и в творениях!

337.

Геройство. Геройство состоит в том, чтобы совершать великое, но без величественных приемов, не из-за соперничества с другими, не заботясь о том, видят ли другие то, что ты совершаешь. Герой всегда и везде отделяется от толпы священной неприступной линией, за которой его окружает пустыня.

338.

Сродство с нами природы. В природе мы иногда открываем самих себя, что нам и приятно и вместе несколько страшно - лучшего сродства нам не найти. Как же должен быть счастлив тот, кто чувствует это именно здесь, в этом пронизанном солнечным светом октябрьском воздухе, в шаловливом веянии ветра с утра до вечера, в этой прозрачной ясности и умеренной прохладе, в прелестной серьезности холмов, озер и лесов этой возвышенности, которая бесстрашно раскинулась около грозных вечных снегов. Зздесь Италия как бы соединяется с Финляндией, здесь словно отчизна всех серебристых красок природы; как же счастлив тот, кто может сказать "да, в период есть, наверное, более величественное и более прекрасное, но это мне ближе и понятнее, это мое кровное, родное, даже, пожалуй, и еще больше, чем родное".

339.

Снисходительность мудреца. Мудрец невольно относится снисходительно к другим людям, как принц, и обращается с ними, как с равными, несмотря на все различие их дарований, положения и образованности: за это на него сердятся, когда замечают.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Х   Ч   

 
 
Copyright © 2018 Великие Люди   -   Фридрих Ницше