Фридрих Ницше
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения
Стихи: Дионисийские дифирамбы
Так говорил Заратустра
Несвоевременные размышления
Злая мудрость. Афоризмы и изречения
Странник и его тень
Человеческое, слишком человеческое
По ту сторону добра и зла
К генеалогии морали
«ЕССЕ HOMO»
Антихристианин
Веселая наука
Казус Вагнер
Сумерки идолов, или как философствуют молотом
Утренняя заря, или мысль о моральных предрассудках
Рождение трагедии, или Элиннство и пессимизм
Смешанные мнения и изречения
Воля к власти
  Введение
  Предисловие
  Книга первая.
Европейский нигилизм (§1 - §11)
  … §12 - §17
  … §18 - §30
  … §31 - §38
  … §39 - §47
  … §48 - §54
  … §55 - §56
… §57 - §68
  … §69 - §80
  … §81 - §91
  … §92 - §95
  … §96 - §103
  … §104 - §113
  … §114 - §123
  … §124 - §134
Рождение трагедии из духа музыки
Cтатьи и материалы
Ссылки
 
Фридрих Вильгельм Ницше

Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей »
Книга первая. Европейский нигилизм

 

II. К истории европейского нигилизма

 

[А) Современное омрачение]

57. Друзья мои, нам туго приходилось, когда мы были молоды: мы страдали от самой молодости, как от тяжелой болезни. В этом виновато время, в которое мы заброшены — время большого внутреннего упадка и распадения, которое всеми своими слабостями и даже лучшей своей силой противоборствует духу молодости. Распадение, следовательно неопределенность, свойственны этому времени: нет ничего, что бы стояло на ногах крепко, с суровой верой в себя: живут для завтрашнего дня, ибо послезавтра сомнительно. Все на вашем пути скользко и опасно, и при этом лед, который нас еще держит, стал таким тонким; мы все чувствуем теплое и грозящее дыхание оттепели — там, где мы еще ступаем, скоро нельзя будет проходить никому!
58. Если это не столетие упадка и постепенно убывающей жизненной силы, то это по меньшей мере столетие необдуманных и произвольных попыток; и весьма вероятно, что от чрезмерного числа неудачных опытов получится некоторое общее впечатление как бы упадка; а, может быть, и на самом деле это — упадок.
59. К истории современного омрачения1
  Государственные кочевники (чиновники и т.д.): нет «родины».
  Падение семьи.
  «Хороший человек» как симптом изнеможения.
  Справедливость как воля к власти (воспитание).
  Половая похотливость и невроз.
  Черная музыка: — куда девалась настоящая музыка?
  Анархист.
  Презрение к людям, отвращение.
  Глубочайшее различение: имеет ли творческий характер голод как преизбыток? Первый создает идеалы романтики. — Северная неестественность. Потребность в Alcoholica; «нужда» рабочего сословия.
  Философский нигилизм.
60. Медленное выступление вперед и подъем средних и низших состояний и сословий (в том числе низших форм духа и тела), которое уже в значительной мере было подготовлено французской революцией, но которое и без революции не замедлило бы проложить себе дорогу, — в целом приводит, таким образом, к перевесу стада над всеми пастухами и вожатыми.
  1. Омрачение духа (совместное существование стоической и фривольной видимости счастья, свойственной благородным культурам, встречается все реже, многие страдания становятся заметными и высказываются там, где прежде их переносили и скрывали);
  2. моральное лицемерие (способ выдвинуться своей моралью, но путем проявления стадных добродетелей: сострадания, заботливости о других, умеренности, а не тех, которые признаются и ценятся вне стадности);
  3. действительное сострадание и сорадование в больших размерах (радость близкого общения с большим числом себе подобных, свойственное всем стадным животным — «чувство общественности», «отечество», — словом, все то, при чем не принимается в соображение индивид.
61. Наше время с его стремлением как-нибудь помочь случайным нуждам, предупредить их и вообще своевременно устранить неприятные возможности, есть время бедных. Наши «богатые» — вот самые бедные! Коренная цель всякого богатства забыта!
62. Критика современного человека: «человек добр, но только испорчен и соблазнен дурными установлениями (тиранами и попами); разум как авторитет; история как преодоление ошибок; будущее как прогресс; христианское государство («Господь сил»); христианское отношение полов (или брак); царство «справедливости» (культ «человечества»); «свобода».
  Романтическая поза современного человека: — благородный человек (Байрон, Виктор Гюго, Жорж Санд); — благородное негодование; — освящение страстью (как подлинною «природою»); — защита угнетенных и обездоленных как девиз историков и романистов;
  — стоики долга; — «самоотречение» как искусство и познание; — альтруизм как наиболее изолгавшаяся форма эгоизма (утилитаризм), сентиментальный эгоизм.
  Это все — восемнадцатый век. Напротив, то, что мы от него не унаследовали, — это l'insouciance2, веселость, изящество, ясность ума; темп духа изменился; наслаждение духовною ясностью и тонкостью уступило место наслаждению красками, гармонией, массой, реальностью и т.д. Сенсуализм в духовном. Словом, это восемнадцатый век Руссо.
63. В общем счете в нашем современном человечестве гуманность достигла огромных размеров. То, что это обычно не ощущается, может само по себе служить доказательством справедливости сказанного: мы стали столь чувствительны к мелким невзгодам, что проявляем несправедливость в оценке достигнутого нами.
  При этом не следует упускать из виду значительное влияние декаданса и то, что наш мир, если смотреть на него такими глазами, должен казаться плохим и жалким. Но эти глаза во все времена видели одно и то же:
  1) некоторую перевозбужденность даже морального чувства;
  2) ту долю озлобления и омрачения, которую пессимизм приносит в суждения.
  И то, и другое вместе дали перевес противоположному представлению, а именно: что в деле нашей морали не все обстоит благополучно.
  Факт существования кредита, всей мировой торговли, установления постоянных сношений, — во всем этом выражается необычайно благосклонное доверие к человеку... Этому же способствует.
  3) освобождение науки от моральных и религиозных целей: весьма хороший признак, но в большинстве случаев ложно понимаемый.
  Я пытаюсь на свой лад оправдать историю.
64. Второй буддизм. Предвестья его: Распространение сострадания. Духовное переутомление. Сведение проблем к вопросам удовольствия и неудовольствия. Военное величие и слава, возбуждающие соответствующую реакцию. Равным образом национальные отграждения, вызывающие некоторое обратное движение к сердечному «братству». Невозможность для религии работать даже при посредстве догматов и басен.
  Этой буддийской культуре положит конец нигилистическая катастрофа.
65. Всего глубже подорваны в наше время инстинкт и воля традиции: все установления, обязанные своим происхождением этому инстинкту, противоречат вкусу современного человека... Что бы не делали и не думали ныне, во всем преследуют в сущности только одну цель: с корнем вырвать эту склонность к преданию, к преемственности. В традиции видят тяжкую неизбежность: ее изучают, признают (как «наследственность» — ), но не хотят ее. Напряжение воли, направленное на далекое грядущее, подбор условий и оценок, дающих власть над сотнями лет вперед — все это в высшей степени несовременно. Отсюда следует, что характер нашей эпохи определяется дезорганизующими принципами.
66. «Будьте просты»3, — вот требование, которое, обращенное к нам, сложным и непостижимым испытателям утроб, является просто глупостью... Будьте естественны! Хорошо, ну а если мы по существу «неестественны»?
67. В былое время средствами, имевшими своею целью создание, через длинный ряд поколений, однородных устойчивых существ, являлись: не подлежащее отчуждению земельное владение, уважение к старейшим (источник веры в богов и героев, как предков).
  Теперь раздробление земельной собственности объясняется противоположной тенденцией. Газета заменила ежедневные молитвы. Железная дорога, телеграф. Централизация огромной массы разнообразных интересов в одной душе, которая при этих условиях должна отличаться большой силой и способностью к превращениям.
68. Почему все становится комедиантством. Современному человеку недостает верного инстинкта (следствие долгой однообразной формы деятельности для каждого рода людей); неспособность создать что-либо совершенное есть прямое следствие этого: — отдельный человек не в силах наверстать того, что ему не дала школа.
  Чем вызывается к жизни мораль, законодательство: глубоким инстинктивным чувством того, что лишь благодаря автоматизму возможно совершенство в жизни и творчестве...
  Но ныне мы достигли противоположной точки, мы хотели достигнуть ее, а именно — крайней сознательности, самопостижения человека и истории, благодаря этому на практике мы все дальше от совершенства в своем бытии, делании, воле: самая наша жажда, наша воля к познанию есть симптом безмерного декаданса. Мы стремимся к противоположности того, чего хотят сильные расы, сильные натуры — постижение есть конец...
  Что наука возможна, в том смысле, как она процветает ныне, — это доказательство того, что все элементарные инстинкты — инстинкты самозащиты и самоограждения — более не действуют в жизни. Мы больше не собираем, мы расточаем то, что накоплено нашими предками, — и это верно даже в отношении к тому способу, каким мы познаем.
1 Нем. Verd?sterung — здесь помрачение ума, затемнение индивидуального и общественного сознания, умственное расстройство, по поводу которого люди в минуты просветления сами недоумевают: «Откуда могло оно явиться при нашем разуме, у нас, людей благородного происхождения, счастья, удачи, лучшего общества, знатности, добродетели?», как пишет Ницше в «Генеалогии морали».
2 L'insouciance - беспечность (фр.).
3 Здесь Ницше полемизирует с евангельским «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10:16).
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Х   Ч   

 
 
Copyright © 2018 Великие Люди   -   Фридрих Ницше