Фридрих Ницше
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения
Стихи: Дионисийские дифирамбы
Так говорил Заратустра
Несвоевременные размышления
Злая мудрость. Афоризмы и изречения
Странник и его тень
  §1 - §7
  §8 - §16
  §17 - §23
  §24 - §32
  §33 - §39
  §40 - §52
  §53 - §67
  §68 - §86
  §87 - §106
  §107 - §122
  §123 - §137
  §138 - §156
  §157 - §170
  §171 - §182
  §183 - §192
  §193 - §212
  §213 - §218
  §219 - §239
  §240 - §263
§264 - §276
  §277 - §285
  §286 - §299
  §300 - §320
  §321 - §340
  §341 - §350
Человеческое, слишком человеческое
По ту сторону добра и зла
К генеалогии морали
«ЕССЕ HOMO»
Антихристианин
Веселая наука
Казус Вагнер
Сумерки идолов, или как философствуют молотом
Утренняя заря, или мысль о моральных предрассудках
Рождение трагедии, или Элиннство и пессимизм
Смешанные мнения и изречения
Воля к власти
Рождение трагедии из духа музыки
Cтатьи и материалы
Ссылки
 
Фридрих Вильгельм Ницше

Странник и его тень » Параграфы §264 - §276

 

264.

Клевета. Если нам придется когда-нибудь напасть на след какой-нибудь действительно мерзкой клеветы, то не надо искать ее происхождения у наших честных, открытых врагов, так как если бы они что-нибудь на нас и выдумали, то им бы никто не поверил, те же, которые некоторое время пользовались от нас больше других, но потом почему-либо уверились, что от нас больше ничего не получать, те в состоянии разглашать о нас всякую мерзость, и им верят, во-первых потому, что не допускают, чтобы они выдумали то, что может служить к их собственному вреду, а во-вторых, потому, что они нас близко знали. В утешение себе оклеветанный таким образом человек может сказать: "Клевета - это болезни других, которые обнаруживаются в твоем теле и доказывают, что общество составляет одно моральное тело, так что, леча себя, ты тем принесешь пользу и другим".

265.

Царство детей. Счастье ребенка - такой же миф, как счастье гиперборейцев, о котором рассказывали греки. Они думали, что если только существует вообще счастье на земле, то оно возможнее где-нибудь вдали от нас, на конце земли. Также думают и те из людей, которые постарше: если для человека вообще возможно счастье, то, конечно, в возраста далеком от нашего, - на грани начала жизни. Для иного человека вид ребенка, благодаря этому украшающему его мифу, доставляет величайшее счастье.

266.

Нетерпеливые. Тот, кто еще сам не созрел, отвергает все, находящееся на пути развития, потому что он слишком нетерпелив. Юноша не хочет ждать, чтобы его картина наполнилась образами и лицами, которые возникнут в его фантазии после долгого изучения, страданий и лишений, и заимствует с другой, готовой уже картины, линии и краски, признавая авторитет ее мастера, он примыкает к философу или поэту и долгое время должен самоотверженно нести его службу. Юноша при этом многому выучивается, но часто забывает главное, то, что больше всего достойно изучения и познания, - самого себя, и остается на всю жизнь чьим-нибудь последователем. Увы, много придется преодолеть скуки, много потрудиться в поте лица, пока найдешь сам краски, кисть и полотно! Да и тогда еще не сразу сделаешься мастером своего дела, но будешь по крайней мере хозяином в своей мастерской.

267.

Воспитателей не существует. Мыслитель может говорить только о самовоспитание, воспитание юношества старшими есть или произведение опытов над неизвестным и неподдающимся изучению материалом, или полная его нивелировка, когда хотят приноровить новое существо, каково бы оно ни было, к господствующим привычкам и нравам; как та, так и другая задача - недостойны мыслителя: это дело родителей и учителей, которых один из смелых честных людей назвал "nos ennemis naturels". И вот, когда по мнению света воспитание человека давно уже кончено, он, наконец, в один прекрасный день открывает самого себя; такое самопознание может быть задачей мыслителя, тогда не худо бы призвать его на помощь не как воспитателя, а как человека, воспитывавшего самого себя и богатого опытом.

268.

Сожаление, возбуждаемое молодежью. Нам жаль, когда мы слышим, что один юноша теряет уже зубы, другой - слепнет. Как велика была бы наша жалость, если бы мы знали, какие неизлечимые, безнадежно упорные болезни гнездятся в их организме. Но почему мы-то соболезнуем? Потому, что молодежь должна продолжать то, что мы начали, и всякий ущерб и надлом в ее силах может повредить нашему делу, когда оно перейдет в ее руки. Мы горюем о том, как плохо обеспечено наше бессмертие; или если мы исполнители какой-нибудь общечеловеческой миссии, то о том, что она перейдет в слабейшие, сравнительно с нашими, руки.

269.

Возрасты. Сравнение четырех возрастов с четырьмя временами года есть почтенная нелепость. Ни первые двадцать лет жизни, ни последние двадцать не соответствуют никакому времени года, если мы только не удовольствуемся сопоставлением белизны волос с белизной снега и тому подобной игрой цветов. Первые двадцать лет - это приготовление вообще к жизни, как будто длинный новогодний день, перед наступающим жизненным годом; а последние двадцать окидывают мысленным взором, приводят в ясность и совокупность все перед тем прожитое, подобно тому, как мы делаем это в меньшей мере, в каждый новогодний канун относительно истекшего года. Между этими двадцатилетиями лежит эпоха, действительно допускающая сравнение с временами года: это время от двадцати до пятидесяти лет (мы считаем для простоты десятками лет, но каждый, само собою разумеется, может по своему личному опыту изменить такое грубое давление на более точное). Эти три десятилетия соответствуют трем временам года: лету, весны и осени, зимы человеческая жизнь не имеет, если не считать тех, к сожалению, нередких суровых, холодных, одиноких, бедных надеждой бесплодных дней болезни, которые можно по справедливости назвать зимними днями человека. Двадцатые года жизни: кипучие, бурные, полные тяжелой утомительной работы, но роскошно производительные. "День прошел, и слава Богу", говорить человек, вытирая катящейся со лба пот, и труд наш, хотя и тяжел, но кажется нам необходимым, эти года – лето нашей жизни. Тридцатые же года - ее весна и как весной воздух то слишком тепл, то холоден, всегда беспокоен и возбудителен: избыток соков, густота листьев и обилие цветов и благоуханий; ряд волшебных дней и ночей, работа, которая нам настолько по душе, что мы встаем на нее с утренним пением птиц, радостное сознание своих сил и предвкушение осуществления надежд. Наконец, сороковые года: таинственные, как все неподвижное, похожие на высокое обширное горное плато, по которому пробегает свежий ветерок, а над ним простирается ясное небо, одинаково кротко взирающее на него и днем и ночью, это время жатвы и сердечного довольства - это осень жизни.

270.

Ум женщины в современном обществе. Как думают в настоящее время женщины об умственных способностях мужчин видно из того, что они, при своем уменье одеваться, нисколько не стараются сделать заметным умное выражение лица или выказать его отдельные одухотворенные особенности, а скоре стараются все это скрыть и умеют, напротив, придать себе выражение ненасытной чувственности и животности, например, спусканием волос на лоб, - даже и тогда, когда в них почти совсем нет этих качеств. Их убеждение, что ум в женщинах пугает мужчин так сильно, что они нарочно скрывают остроту своих умственных способностей, чтобы прослыть недальновидными: этим они думают возбудить доверие мужчин и привлечь их теми приятными сумерками, которыми они себя окружают.

271.

Великое и приходящее. Ничего не может нас трогать так, как случайно замеченный, мечтательный, полный счастья взор, которым молодая красивая женщина смотрит на своего мужа. Он возбуждает в душе постороннего зрителя нечто, похожее на осеннюю грусть, представляя ему воочию, как велико может быть человеческое счастье и как оно преходяще.

272.

Стремление быть жертвой. Многие из женщин имеют intellecto del sacrifizio и не рады жизни, если муж не хочет приносить их в жертву, они не знают тогда, что им выдумать и невольно становятся вместо жертв жрицами.

273.

Неженственное. "Глуп, как мужчина", - говорят женщины, "труслив, как женщина", - говорят мужчины. Глупость не обязательно неженственное качество.

274.

Мужской, женский темпераменты и смертность. Что мужской темперамент хуже женского, видно даже из того, что дети мужского пола подвержены большей смертности, чем женского, очевидно потому, что они легче выходят из себя; их необузданность и не выносливость ухудшают всякую болезнь, так что она легко может сделаться смертельною.

275.

Период циклопических построек. Демократизация Европы неудержимо идет вперед: кто ей сопротивляется, употребляет для этого те самые средства, которые дала для пользования каждому сама идея демократии, и делает их сподручнее и действительнее; а исконные враги демократии (я хочу сказать террористы) по-видимому, и существуют только для того, чтобы, возбуждая страх в различных партиях, гнать их быстрее вперед по пути к демократии. И действительно, всякого может испугать вид этих людей, честно и сознательно работающих для этого будущего: лица их как-то невыразительны и однообразны, а серая пыль как будто въелась даже в их мозг. Несмотря на это, последующие поколения будут, быть может, смеяться над нашим страхом и смотреть на демократическую работу человеческого рода с той точки зрения, с которой мы смотрим теперь на постройку каменных плотин и оплотов как на деятельность, которая покрывает пылью лица и одежду и несколько притупляет умственные. способности рабочих: но кто же бы мог пожелать, чтобы дело оставалось не совершенным? По-видимому, демократизация Европы есть одно из звеньев цепи, громадных предупредительных мероприятий, которыми заняты умы нового времени и которыми мы отделяемся от средних веков, Мы переживаем теперь период циклопических построек; производится окончательное укрепление фундамента, чтобы будущее могло безопасно возводить на нем какое угодно здание, воздвигаются каменные плотины и оплоты, для защиты от варваров, от зараз, от лесного и умственного порабощения, так как невозможно допустить, чтобы нивы культуры были опустошены за ночь внезапно хлынувшими бурными горными потоками. И все это еще понимается пока в буквальном, грубоватом смысле, но потом будет мало-помалу пониматься в более высоком и духовном, так что все вышеозначенные мероприятия можно, по-видимому, счесть за общие приготовления высшего художника садоводства, который может приступить к выполнению своей задачи только тогда, когда они будут вполне окончены! Конечно, при громадных промежутках времени, отделяющих средства от цели, при большом, слишком великом напряжении физического и умственного труда целыми столетиями, - труда, необходимого уже для того только, чтобы изобрести и выполнить хотя бы одно мероприятие, нельзя ставить в большую вину работникам настоящего, если они громко решают, что в стене и шпалерах заключается вся цель работы и не видят другой цели, - так как садовника и плодовых деревьев, ради которых строятся шпалеры, до сих пор еще никто не видел.

276.

Право общего голосования. Народ не сам дал себе право общего голосования, но получил его и принял на время везде, где оно существует, сохранив за собой право от него отказаться, если оно не будет соответствовать возлагаемым на него надеждам. Это, по-видимому, и происходит теперь повсеместно; потому что если в случаях, где требуется голосование для подачи голоса, является не боле двух третей, а иногда даже меньшинство из имеющих право голоса, то не есть ли это протест против всей системы голосования? Этот факт требует строжайшего обсуждения. Закон, дающий большинству право окончательного определения блага, не может созидаться на том основании, которое впервые дается этим благом, - ему, разумеется, нужно более широкое основание: именно, единогласие всех. Общее право голоса должно признаваться не только большинством, но и всей страной. Поэтому достаточно протеста даже самого маленького меньшинства, чтобы сделать его недействительным, а непринятие участия в подаче голоса является именно таким протестом, разрушающим всю систему голосования. Абсолютное "veto" одного или, даже говоря боле широко, "veto" нескольких тысяч тяготит над этой системой, как непреклонность правосудия: каждый раз, когда им пользуются, приходится доказывать его право существования сообразно с родом участия в голосовании.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Х   Ч   

 
 
Copyright © 2018 Великие Люди   -   Фридрих Ницше