Фридрих Ницше
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения
Стихи: Дионисийские дифирамбы
Так говорил Заратустра
Несвоевременные размышления
Злая мудрость. Афоризмы и изречения
  Мыслитель наедине с собой
  О познании
  После смерти бога
  О морали
  Искусство и художник
  К учению о стиле
  Мужчина и женщина
Человеческая всячина
  Примечания
Странник и его тень
Человеческое, слишком человеческое
По ту сторону добра и зла
К генеалогии морали
«ЕССЕ HOMO»
Антихристианин
Веселая наука
Казус Вагнер
Сумерки идолов, или как философствуют молотом
Утренняя заря, или мысль о моральных предрассудках
Рождение трагедии, или Элиннство и пессимизм
Смешанные мнения и изречения
Воля к власти
Рождение трагедии из духа музыки
Cтатьи и материалы
Ссылки
 
Фридрих Вильгельм Ницше

Злая мудрость. Афоризмы и изречения » Человеческая всячина

  • Кто сильно /страдает/, тому /завидует/ дьявол и выдворяет - на небо.
  • Нужно гордо поклоняться, если не можешь быть идолом.
  • У язвительного человека чувство пробивается наружу редко, но всегда очень громко.
  • Лабиринтный человек никогда не ищет истины, но всегда лишь Ариадну, - что бы ни говорил нам об этом он сам.
  • В старании /не/ познать самих себя обыкновенные люди выказывают больше тонкости и /хитрости/, чем утонченнейшие мыслители в их противоположно старании - /познать/ себя.
  • Есть дающие натуры и есть воздающие.
  • Даже в своем голоде по человеку ищешь, прежде всего, /удобоваримой/ пищи, хотя она и была малокалорийной: подобно картофелю.
  • Многое мелкое счастье дарит наc многим мелким убожеством: оно портит этим характер.
  • Всяким маленьким счастьем надлежит пользоваться, как больной постелью: для выздоровления -- и никак иначе.
  • Испытываешь ужас при мысли о том, что внезапно испытываешь ужас.
  • После опьянения победой всегда проявляется чувство большой утраты: наш враг, наш враг мертв! Даже потерю друга оплакиваем мы не столь глубоко -- и оттого громче!
  • Потребность души не следует путать с потребностью /в душе/: последняя свойственна отдельным холодным натурам.
  • Помимо нашей способности к суждениям мы обладаем еще и нашим /мнением/ о нашей способности судить.
  • Ты хочешь, чтобы тебя оценивали по твоим замыслам, а /не/ по твоим действиям? Но откуда же у тебя твои замыслы? Из твоих действий!
  • Только несгибаемый вправе молчать о самом себе.
  • Мы начинаем подражателями и кончаем тем, что подражаем себе, -- это есть последнее детство.
  • "Я оправдываю, ибо и я поступил бы так же - историческое образование. Мне страшно! Это значит: "я терплю самого себя - раз так!"
  • Если что-то не удается, нужно вдвое оплачивать помощь своему помощнику.
  • Наши недостатки суть лучшие наши учителя: но к лучшим учителям всегда бываешь неблагодарным.
  • Наше внезапно возникающее отвращение к самим себе может в равной степени быть результатом как утонченного вкуса, - так и испорченного вкуса.
  • Лишь в зрелом муже становится /характерный признак семьи/ вполне очевидным; меньше всего в легко возбудимых, импульсивных юношах. Прежде должна наступить тишина, а /количество/ влияний, идущих извне, сократиться; или, с другой стороны, должна значительно ослабеть /импульсивность/. - Так, /стареющим/ народам свойственна словоохотливость по части /характерных для них свойств/, и они отчетливее обнаруживают эти свойства, чем в пору своего /юношеского цветения/.
  • Всякое сильное ожидание переживает свое исполнение, если последнее наступает раньше, чем -- его ожидали.
  • Для очень одинокого и шум оказывается утешением.
  • Одиночество придает нам большую черствость по отношению к самим себе и большую ностальгию по людям: в обоих случаях оно улучшается характер.
  • Иной находит свое сердце не раньше, чем он теряет свою голову.
  • Есть черствость, которой хотелось бы, чтобы ее понимали как силу.
  • Человек никогда не имеет, ибо человек никогда не /есть/. Человек всегда приобретает или теряет.
  • Доподлинно знать, что именно причиняет нам боль и с какой легкостью некто причиняет нам боль, и, зная это, как бы наперед предуказывать своей мысли безболезненный для нее путь - к этому и сводится все у многих любезных людей: они доставляют радость и вынуждают других излучать радость, - так как их /очень страшит боль/, это называется "чуткостью". - Кто по черствости характера привык рубить сплеча, тому нет нужды ставить себя таким образом на место другого, и /зачастую/ он причиняет ему /боль/: он и /понятия не имеет/ об этой легкой одаренности на боль.
  • Можно так сродниться с кем-нибудь, что видишь его во сне делающим и претерпевающим все то, что он делает и претерпевает наяву, - настолько сам ты мог бы сделать и претерпеть это.
  • "Лучше лежать в постели и чувствовать себя больным, чем быть /вынужденным делать/ что-то" - по этому негласному правилу живут все самоистязатели.
  • Люди, недоверчивые в отношении самих себя, больше хотят быть любимыми, нежели любить, дабы однажды, хотя бы на мгновение, суметь поверить в самих себя.
  • Этой паре присущ, по сути дела, одинаковый дурной вкус: но один из них тщится убедить себя и нас в том, что вкус этот - верх изысканности. Другой же стыдится своего вкуса и хочет убедить себя и нас в том, что ему присущ иной и более изысканный - наш вкус. К одному из этих типов относятся все филистеры образования.
  • Он называет это верностью своей партии, но это лишь его комфорт, позволяющий ему не вставать больше с этой постели.
  • Для переваривания, в целях здоровья, потребна некоторого рода лень. Даже для переваривания переживания.
  • Вид наивного человека доставляет мне наслаждение, если только по природе он зол и наделен умом.
  • Изворотливые люди, как правило, суть обыкновенные и несложные люди.
  • Чтобы взваливать неприятные последствия собственной глупости на саму свою глупость, а не на свой характер, - для этого требуется больше характера, чем есть у большинства людей.
  • Там, где дело идет о большом благополучии, следует /накоплять/ свою репутацию.
  • /Стендаль/ цитирует как закулисную сентенцию: "Telle trouve a se vendre, qui n'eut pas trouve a se donner". "Никто не хочет ее задаром: оттого вынуждена она продаваться!" - сказал бы я.
  • Человек придает поступку ценность, но как удалось бы поступку придать человеку ценность!
  • Есть персоны, которые хотели бы вынудить каждого к полному приятию или отрицанию их собственной персоны, - к таковым принадлежал /Руссо/: их мучительный бред величия проистекает из их недоверия к самим себе.
  • Я воспринимаю как вредных всех людей, которые не могут больше быть противниками того, что они любят: они портят тем самым лучшие вещи и лучших людей.
  • Я хочу знать, если ли ты /творческий/ или /переделывающий/ человек, в каком-либо отношении: как творческий, ты принадлежишь к свободным, как переделывающий, ты - их раб и оружие.
  • "Не будем говорить об этом!" -- "Друг, /об этом/ мы не вправе даже молчать".
  • Берегись его: он говорит лишь для того, чтобы затем получить право слушать, - ты же, собственно, слушаешь лишь для оттого, что неуместно всегда говорить, и это значит: ты слушаешь плохо, а он только и умеет что слушать.
  • У нас есть что сказать друг другу: и как хорошо нам спорить - ты влеком страстями, я полон оснований.
  • Он поступил со мной несправедливо - это скверно. Но что он хочет теперь выспросить у меня прощения за свою несправедливость, это уже по части вылезания-из-кожи-вон!
  • */После разлада/*. "Пусть говорят мне что угодно, чтобы причинить мне боль; слишком мало знают меня, чтобы быть в курсе, что больше всего причиняет мне боль".
  • Ядовитейшие стрелы посылаются вслед за тем, кто отделывается от своего друга, не оскорбляя его даже.
  • Поверхностные люди должны всегда лгать, так как они лишены содержания.
  • К этому человеку прилган не его внешний вид, но его внутренний мир: он ничуть не хочет казаться мнимым и плоским - каковым он все-таки является.
  • Противоположностью актера является не честный человек, но исподтишка пролгавшийся человек (именно из них выходят большинство актеров).
  • Актеры, не сознающие своего актерства, производят впечатление настоящих алмазов и даже превосходят их - блеском.
  • Актерам некогда дожидаться справедливости: и часто я рассматриваю нетерпеливых людей с этой точки зрения - не актеры ли они.
  • Не путайте: актеры гибнут от недохваленности, настоящие люди - от недолюбленности.
  • Так называемые любезники умеют давать нам сдачу и с мелочи любви.
  • Мы хвалим то, что приходится нам по вкусу: это значит, когда мы хвалим, мы хвалим собственный вкус - не грешит ли это против всякого хорошего вкуса?
  • Хваля, хвалишь всегда самого себя; порицая, порицаешь всегда другого.
  • Ты говоришь: "Мне нравится это" -- и мыслишь, что тем самым хвалишь меня. Но /мне/ не нравишься ты! -
  • В каждом сношении людей речь идет только о беременности.
  • Кто не оплодотворяет нас, делается нам явно безразличным. Но тот, кого оплодотворяем /мы/, отнюдь не становится тем самым для нас любимым.
  • Со всем своим знанием других людей не выходишь из самого себя, а все больше входишь в себя.
  • /Мы/ более искренни по отношению к другим, чем по отношению к самим себе.
  • Когда сто человек стоят друг возле друга, каждый теряет свой рассудок и получает какой-то другой.
  • Собака оплачивает хорошее расположение к себе покорностью. Кошка наслаждается при этом собою и испытывает сладострастное чувство силы: она ничего не дает обратно.
  • Фамильярность превосходящего нас человека озлобляет, так как мы не можем расплатиться с ним тою же монетой. Напротив, следует посоветовать ему быть вежливым, т. е. постоянно делать вид, что он уважает нечто.
  • Что какой-то человек приходятся нам по душе, это мы охотно зачитываем в пользу его и нашей собственной моральности.
  • Кто беден любовью, тот скупиться даже своей вежливостью.
  • Кто честно относится к людям, тот все еще скупится своей вежливостью.
  • Когда мы желаем отделаться от какого-то человека, нам надобно лишь унизить себя перед ним - это тотчас же заденет его тщеславие, и он уберется восвояси.
  • Бюргерские и рыцарские добродетели не понимают друг друга и чернят друг друга.
  • Незаурядный человек познает в несчастьи, сколь ничтожно все достоинство и порядочность осуждающих его людей. Они лопаются, когда оскорбляют их тщеславие, - нестерпимая, ограниченная скотина предстает взору.
  • Из своего озлобления к какому-то человеку стряпаешь себе моральное негодование - и любуешься собою после: а из пресыщения ненавистью - прощение - и снова любуешься собою.
  • Познавая нечто в человеке, мы в то же время разжигаем в нем это, а кто познает лишь низменные свойства человека, тот обладает и стимулирующей их силой и дает им разрядиться. Аффекты ближних твоих, обращенные против тебя, суть критика твоего познания, сообразно уровню его высоты и низости.
  • Не то, что он делает и замышляет против меня днем, беспокоит меня, а то, что я по ночам всплываю в его снах, - приводит меня в ужас.
  • Культура - это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом.
  • Эпоха величайших свершений окажется вопреки всему эпохой ничтожнейших воздействий, если люди будут резиновыми и чересчур эластичными.
  • /Дюринг/, верхогляд, повсюду ищет коррупцию, - я же ощущаю другую опасность эпохи: великую посредственность - никогда еще не было такого количества /честности/ и /благонравия/.
  • Теперь это только эхо, через что события приобретают "величие": эхо газет.
  • Иной лишь после смерти делается великим -- через эхо.
  • Этим конституционным монархам вручили добродетель: с тех пор они не могут больше "поступать несправедливо", - но для этого у них и отняли власть.
  • Хоть бы Европа в скором времени породила /великого государственного/ мужа, а тот, кто нынче, в мелочную эпоху плебейской близорукости, чествуется как "великий реалист", пусть пользуется /мелким авторитетом/.
  • Не давайте себя обманывать! Самые деятельные народы несут в себе наибольшую усталость, их беспокойство есть слабость, - в них нет достаточного содержания, чтобы ждать и лениться.
  • В Германии гораздо больше чтут желание, нежели умение: это самый подходящий край для несовершенных и претенциозных людей.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Х   Ч   

 
 
Copyright © 2018 Великие Люди   -   Фридрих Ницше